Страница №3

ПРЕДИСЛОВИЕ

 

Среди многих форм и институтов, в которых реализуется жизнь общества, наиболее адекватными ей являются негосударственные структуры и в первую очередь – общественные организации. Формируемые национальными интересами, социальными проблемами или потребностями отдельных граждан, они аккумулируют в себе инициативу, знания, опыт людей, соединение которых способно стать значительной коллективной силой, привести к эффективным общественным действиям. Сказанное в полной мере относится как к формальным, так и неформальным и даже нелегальным объединениям. Последние в силу специфики своего положения труднее поддаются анализу и изучению. Опыт же официально оформленных общественных организаций исследуется, на наш взгляд, явно недостаточно.

Российские общественные институты, по историческим меркам, молоды. Их история насчитывает около 250 лет и начинается с первого официально созданного в 1765 г. Вольного Экономического Общества.

Поступательное развитие сектора негосударственных организаций – научных и благотворительных, творческих и просветительных, политических и религиозных, экономических и профессиональных, женских и молодежных, легальных и нелегальных обществ – продолжалось до 1917 г. Социалистическая революция, приведшая к смене власти, положившая начало уникальному советскому обществу, стала и началом новой общественности, гранью в истории общественных организаций.

Возможность непредвзятого изучения главных атрибутов советского общества и советского государства появилась только с завершением советской эпохи и изменением политической обстановки в стране. Социальные приоритеты современной науки вызывают интерес к общественным организациям как «институционной сердцевине гражданского общества»1.

Исследование общественных форм под таким углом зрения требует постановки многих вопросов: о природе общественных объединений, способах и средствах их создания в России, о понимании и восприятии организаций обществом и властью, о формах, видах и характере общественной деятельности, о реальных возможностях и эффективности общественных действий. Ответы на эти и многие другие вопросы автор предлагаемой книги намерен искать в самом загадочном и привлекательном для историков времени – нэповских 1920-х гг.

Их нередко называют «золотым веком» советской общественности. Действительно, наличие в эти годы в стране огромного числа активно действующих общественных объединений с собственными устремлениями, кругом участников и приемами работы в значительной степени определило характер этой переходной эпохи, стало своего рода нэпом в социальной сфере. В дальнейшем советское общество не знало подобного взлета социального творчества.

За период с 1921 по 1929 г. в стране возникли и действовали тысячи разных общественных объединений. Сохранились многие из прежних, еще дореволюционных организаций – научные, творческие, культурно-просветительные организации, общества помощи и взаимопомощи. Появились и совершенно новые – в области изобретательства, техники, научной организации труда, новых видов творчества, популяризации знаний. Возникло большое число национальных организаций – общества ассирийцев, бессарабцев, евреев, поляков, немцев, китайцев, корейцев, татов. Действовали такие общественно-политические объединения, как Коммунистический Союз молодежи, Пионерская организация детей и юношества, профессиональные союзы. Возник новый вид организаций – массовые общественные организации. Среди них наиболее известны Общество «Долой неграмотность», Союз воинствующих безбожников, общества шефства города над деревней, многочисленные общества «друзей» – Общество друзей радио, Общество друзей советского кино, Общество друзей воздушного флота, «Друг детей», а также оборонно-спортивные общества. На территории страны работали и международные организации – Коммунистический Интернационал молодежи (КИМ), Международная организация помощи борцам революции (МОПР), Всесоюзное общество культурных связей с заграницей (ВОКС), Советско-германское общество «Культура и техника», Международная рабочая помощь (МЕЖРАБПОМ), Спортивный Интернационал (СПОРТИНТЕРН), Всемирное объединение коллекционеров «Филателистический Интернационал» (ФИЛИНТЕРН) и многие другие.

Постоянно росло и число видов организаций. Среди них были научные, медицинские, юридические, краеведческие, охраны здоровья, культурно-просветительные, благотворительные, сельскохозяйственные, спортивные, национальные, литературные, художественные, технические, помощи и взаимопомощи, содействия органам власти.

В общей сложности в работу всех этих организаций были вовлечены миллионы людей.

Уже в первой половине 1920-х гг. в стране сложилась уникальная по количественному и видовому многообразию, по масштабам деятельности система общественных организаций. Однако, возникшая на либеральной волне нэпа, она разделила судьбу многих демократических начинаний этого времени и была свернута к концу 1920-х гг. Общественность страны и ее институты действовали в условиях все нараставшего политического и идеологического давления, отсутствия гражданского общества и правового государства, оказались под влиянием негативных общественно-политических процессов, набравших силу в эти годы и определивших, по существу, всю нашу последующую историю.

Объектом изучения советские общественные организации стали давно и до сих пор являются традиционной темой как отечественной, так и зарубежной историографии2.

Длительное время – в период с 1920-х по 1980-е годы –общественным организациям в нашей стране придавалось большое идеологическое и политическое значение. Соответствующий характер приобрела и историография темы. В советской исторической литературе общественные организации стали предметом обязательного упоминания. В многочисленных статьях, брошюрах, монографиях об общественных организациях повторялось единственное представление о них как атрибуте советской демократии, свидетельстве народного характера советской власти.

Зарубежная историография о советских общественных организациях формировалась, в значительной степени, как антипод отечественной, отличалась ярко-выраженным критическим отношением ко всем явлениям советской действительности. Одновременно некоторыми западными коллегами высказывались и более взвешенные оценки, свидетельствовавшие о стремлении к объективному освещению общественной жизни нашей страны в условиях коммунистического режима3. Во второй половине 1980-х гг. западные ученые предложили новый подход к исследованию общественных структур как институтов гражданского общества, который был сформулирован на основе активной разработки проблем тоталитаризма4.

В 1990-е гг. историографическая ситуация вокруг советских общественных организаций существенно изменилась. Отечественные специалисты получили возможность выйти за рамки прежних политических и идеологических догм, расширить информационное пространство, ввести в научный оборот новые, ранее закрытые архивные документы. За короткий срок были практически преодолены сложившиеся в предшествующее время исследовательские стандарты и стереотипы. В науке стал заметен поворот от политической к социальной стороне общественной деятельности и общественных форм.

В настоящее время исследование общественных организаций 1920-х гг. ведется в нескольких направлениях:

– изучение истории отдельных, особенно малоизвестных обществ и объединений5,

– пересмотр и переоценка роли ряда достаточно освещенных в литературе организаций6,

– обобщение освоенного исторического материала на территориальном уровне, в пределах видов объединений или хронологических периодов7.

Одновременно результаты новейших разработок по теме включаются в более широкий контекст истории советского общества8.

Однако ввиду сложности предмета исследования, прежде всего огромного количества существовавших в 1920-е гг. обществ и союзов, широты и многоплановости проблематики, тему нельзя считать исчерпанной. Более того, специфические трудности в работе – отсутствие единого Государственного Архива общественных организаций, необходимость постоянного, кропотливого поиска документов, значительный территориальный разброс организаций – сформировали исключительно индивидуальный подход исследователей к разработке темы. Последнее обстоятельство является главной причиной того, что в литературе до сих пор нет общепринятой точки зрения на многие ключевые понятия, периодизацию истории общественных организаций, их классификацию и типологию, научным работам часто свойственны излишняя узость и не всегда оправданная избирательность.

На наш взгляд, в нынешних условиях наиболее действенной формой реализации накопленного в науке фактического материала и одновременно заполнения историографических лакун может стать История общественных организаций России с момента их возникновения до наших дней. Такой проект вполне осуществим совместными усилиями специалистов, работающих в этом направлении.

* * *

Предлагаемая читателю книга была задумана и написана в связи с освоением новых, прежде недоступных архивных материалов9. Среди документов, обнаруженных в ГАРФ, РЦХИДНИ (ныне Российский Государственный Архив социально-политической истории), РГАЭ, наибольший интерес вызвали документы секретной части фонда НКВД РСФСР (ГАРФ). Дела обществ и союзов, списки зарегистрированных организаций и статистические сведения о них, перечни и документация запрещенных организаций, материалы проверок, «чисток» и ликвидации объединений – эти и другие материалы многие десятилетия были предметом специальных поисков ученых. Закрытость их прежде исключала возможность постановки и изучения ряда узловых проблем темы. В представленной работе этот пробел восполняется.

Помимо архивных документов были использованы опубликованные материалы государственных и партийных органов, редкие публикации и справочники 1920-х гг., материалы обществ и союзов, периодическая печать и мемуары10.

Предметом исследования в работе стала вся сеть гражданских некоммерческих объединений, действовавших в 1921–1929 гг. на территории РСФСР и широко именуемых «общественными организациями», в их количественном и видовом многообразии. При этом в поле зрения автора находился весь спектр организаций разного уровня – формальные и неформальные, действующие и запрещенные, массовые объединения и любительские общества, всероссийские и местные организации.

Главная авторская задача состояла в том, чтобы изучить общественные организации 1920-х гг. как таковые, с точки зрения их понимания, происхождения, формы, состава и содержания деятельности, и на этой основе расширить и уточнить сложившиеся представления о системе общественных организаций, ее реальных масштабах, назначении, главном векторе эволюции в 1920-е гг.

Учитывая, что некоторые стороны истории общественных организаций 1920-х гг. уже достаточно полно освещены в литературе (деятельность наиболее массовых объединений, партийно-государственное руководство ими), автор в своей работе ограничивается самым общим их рассмотрением. Основное внимание уделяется новым и малоизученным сюжетам темы.

Считаю своим долгом поблагодарить всех, кто был, так или иначе, причастен к подготовке и изданию этой книги.